<< Назад

• К промежуточному отчету про проекту ELRII-470 программы EstLatRus
22.03.2015

За отчетный период вся работа, связанная с участием в проекте, в основном сводилась к проведению исследований существующей правовой базы, изучению ситуации и консультаций с компетентными лицами и органами, имеющими отношения к созданию, регламентированию и контролю в области электронного государства – как со стороны Российской Федерации, так и в Эстонии.

 

Установлено, что с позиций действующего законодательства ЭР и РФ  нет никаких правовых и технических проблем для взаимного признания российских электронных подписей в Эстонии, и эстонских – в России.

Что касается практики взаимодействия, то уже существуют некоторые «точечные» решения, обеспечивающие возможность взаимодействия отдельных конкретных субъектов.

 

Однако, системного решения до сих пор не существует.   

В качестве пояснения:

РОССИЯ:  63-ФЗ «Об электронной подписи» однозначно считает электронную подпись, легитимную в своей юрисдикции ЭЦП – легитимной в РФ:

 

Статья 7. Признание электронных подписей, созданных в соответствии с нормами иностранного права и международными стандартами

 

1. Электронные подписи, созданные в соответствии с нормами права иностранного государства и международными стандартами, в Российской Федерации признаются электронными подписями того вида, признакам которого они соответствуют на основании настоящего Федерального закона.

 

2. Электронная подпись и подписанный ею электронный документ не могут считаться не имеющими юридической силы только на том основании, что сертификат ключа проверки электронной подписи выдан в соответствии с нормами иностранного права.

 

 

ЭСТОНИЯ:  «Закон об электронно-цифровой подписи» ЭР указывает, что иностранная электронная подпись может быть признана легитимной в ЭР при соблюдении (в качестве одного из нескольких) условия:

 

Статья 40. Признание иностранных сертификатов

 

 

 

Сертификаты, выданные иностранными учреждениями и лицами, оказывающими услуги по сертификации, признаются наравне с сертификатами, выданными действующими на основании настоящего Закона учреждениями и лицами, оказывающими услуги по сертификации, в случае выполнения как минимум одного из следующих условий:

 

1) иностранное учреждение или лицо, оказывающее услуги по сертификации, соответствует согласно решению ответственного обработчика регистра требованиям, установленным настоящим Законом и изданными на его основании правовыми актами;

 

2) гарантии в отношении сертификатов, выданных иностранным учреждением или лицом, оказывающим услуги, предоставляются одним из действующих на основании настоящего Закона учреждений или лиц, оказывающих услуги по сертификации, принявшим на себя ответственность за достоверность данных, содержащихся в сертификатах;

 

3) сертификаты, выданные иностранным учреждением или лицом, оказывающим услуги по сертификации, признаются на основании международного договора Эстонской Республики.

 

 

 

 

ВЫВОД:

1. Для выполнения условий признания эстонской электронной подписи (ЭП) в РФ, проверяющее лицо должно получить доказательства легитимности эстонской ЭП в Эстонии. Механизм и процедуры получения таких доказательств на законодательном уровне – не прописаны. Следовательно, для проверяющей стороны из РФ может быть достаточно (при его доброй воли, закрепленной в договоре с эстонской стороной), получить доказательства в виде квитанции о проверке, выданной независимой доверенной третьей стороной (в качестве которой может выступать eSWB),  и подписанной электронной подписью, полученной в российском удостоверяющем центре (УЦ).

2. Для выполнения условий признания российской ЭП в Эстонии достаточно поручительства лица, в статусе удостоверяющего центра. Таким УЦ является Sertifitseerimiskeskus AS (SK) (партнер по проекту As.P.3). Закон не ограничивает SK в каких-либо условиях, на основании которых он может выдавать такие поручительства. Следовательно, при наличии доброй воли SK, он может давать такое поручительство на основании квитанции о проверке валидности российской электронной подписи, выданной eSWB, и заверенной эстонской подписью. Эти отношения с разграничением ответственности  должны быть оформлены соответствующим договором.

3. Для реализации этих функций в интересах российской и эстонской сторон, у eSWB есть определенные технологии и разработки, эффективность которых подтверждена соответствующими Протоколами по результатам испытаний (Приложение № 1).

 

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ДАЛЬНЕЙШИМ ДЕЙСТВИЯМ:

Для выполнения функции обеспечения аутентичности в трансграничном электронном взаимодействии необходимо:

·           выражение доброй воли российской стороны и SK;

 

·           выбор российского УЦ из региона Ленинградской области, чья подпись будет использоваться для подписания документов с российской стороны. В качестве такого УЦ мы рассматриваем Информационно-Аналитический Центр правительства г. Санкт-Петербурга. Предварительные переговоры по этому поводу уже ведутся.

·           заключение соответствующих договоров, с четким разграничением ответственности сторон;

·           проведение тестовых испытаний на имеющемся тестовом оборудовании с выбранным УЦ.

·           в случае успешного проведения испытаний – развертывание специального аппаратно-программного комплекса (АПК) для обеспечения повседневной деятельности по предлагаемой схеме взаимодействия.

Однако, необходимо отметить, что сметой проекта не предусмотрены затраты на работы по проведению испытаний и развертывание специального АПК. А финансирование этих работ за счет eSWB приведет к превышению размера собственного самофинансирования, предусмотренного проектом.

Что же касается развертывания специального АПК, способного обеспечить желаемые возможности для неограниченно широкого круга лиц, то видится целесообразным рассмотреть вопрос о дополнительном проекте с соответствующим финансированием.

Дополнительным целевым регионом по данному проекту может быть Псковская область. Предварительные переговоры с руководством Торгово-Промышленной Палаты этого региона уже проведены.

 

 

Николай Ермаков

 

член правления