<< Назад

• Электронное правительство: чему стоит поучиться у Эстонии
11.11.2013

Электронный паспорт, интернет-голосование, цифровое правительство… Десять лет спустя после вступления в ЕС эта маленькая прибалтийская республика вышла на передовые позиции в секторе. Мы беседуем с Линнаром Вииком, интернет-гуру и бывшим директором компании Skype, которая принесла Эстонии мировую известность.

На востоке эстонской столицы посреди серости оставшегося с советских времен спального района в глаза бросаются яркие цвета кампуса Таллиннского технического университета. Здесь, неподалеку от леса и новенькой баскетбольной площадки расположены здания, где 900 студентов факультета информатики просиживают часы перед экранами компьютеров.

Многие из них, едва получив на руки диплом, побегут основывать собственные стартапы, которые зачастую существуют весьма недолго, но демонстрируют просто головокружительный рост. Именно в этой области прекрасно зарекомендовала себя Эстония, бывшая республика в составе СССР, а с 2004 года член Европейского Союза (занимает четвертое с конца место по населению среди членов ЕС: 1,5 миллиона человек). Последние компании в ряду эстонских интернет-тяжеловесов, например, ZeroTurnaround.com (инструмент для программирования на Java) и Transferwise (сервис для денежных переводов без комиссии), уже открыли свои представительства в Бостоне и Лондоне.

Кроме того, именно здесь, в 1983 году начался путь Линнара Вика, «интернет-гуру», как его зовут по всей стране. Этот преподаватель инновационного менеджмента — весьма многогранная личность. С 2006 по 2010 год он был директором по продажам Skype (в 2011 году Microsoft приобрела этот эстонский стартап). Кроме того, он консультировал десятки правительств и институтов по вопросам применения информационных технологий и инновационной политики (от Организации объединенных наций, до властей Швеции, Монголии и Бирмы).

Линнар Виик — один из ярчайших представителей «поколения Skype», начало которому положили три эстонских разработчика (Ахти Хейнла, Приит Касесалу и Яаан Таллинн), придумавшие технологию р2р для интернет-телефонии. После учебы на факультете информатики в Таллине в советское время он получил степень по международной экономике в Хельсинке в тот самый момент, когда Эстония вновь обрела независимость.

После перехода в Skype он участвовал в разработке Skype wifi (платный сервис для звонков на любые телефоны по всему миру), но в то же время занимался и предпринимательской деятельностью, в частности в сфере телекоммуникационного ПО.

Этот человек с пронзительными голубыми глазами назначил мне встречу в университетской столовой. Перед нами тарелки с кашей и ломти черного хлеба. Разговор начинается с успехов Эстонии в области электронного правительства: по этой дисциплине в стране сейчас даже можно получить диплом.

На родине Skype концепцию информационного общества подают под всевозможными соусами, однако Линнар Виик предпочитает более широкое определение:

«Для нас это не просто компьютеры, это усвоенные знания и контент».

Такое общество предполагает три следующих условия:

«Люди имеют доступ к электронным источникам информации, умеют ими пользоваться, и эта информация отличается полнотой и легкодоступностью».

Решение о развитии в Эстонии интернет-бюрократии (с такими услугами, как электронные паспорта, интернет-голосование и виртуальная медицинская карта) прекрасно вписывается в условия рождения страны: ей хватило прозорливости, чтобы двинуться по этому пути еще в начале 1990-х годов, в эпоху компартий и на самой заре гражданского интернета.

«Для нас это означало небольшие изначальные инвестиции: мы смогли начать с весьма ограниченным бюджетом и связать между собой сети и компьютеры с помощью интернета», — объясняет Линнар Виик. Начав все с чистого листа, Эстония сделала выбор в пользу электронного правительства, которое обходится куда дешевле традиционной «бумажной» бюрократии:

«В начале 1990-х годов основополагающим вопросом для Эстонии было формирование ее правительственной и руководящей структуры. Мы быстро поняли, что у нас не хватит средств для создания гигантской инфраструктуры. Поэтому мы сразу же направили все усилия на поиск решений, которые бы позволили максимально снизить операционные затраты».

Кроме того, Линнар Виик отмечает, что развивающиеся страны «сразу же переходят на мобильный интернет, приложения для смартфонов и планшетов». Будущее их правительства связано с «облачными» хранилищами, а не жесткими дисками, что позволяет заметно сократить структурные затраты на управление страной.

«Для нас главным было работать над совместимостью данных», — добавляет Линнар Виик. Тем не менее, чтобы добиться поставленной цели, нужно было преодолеть целый ряд политических препятствий, не говоря уже о раздутых эго:

«Политики хотят, чтобы к ним никто не совался, их министерства похожи на крепости. Но системы должны быть в состоянии общаться и отвечать друг другу. У нас в Эстонии министры тоже нечасто говорят друг с другом, но нам все же удалось добиться удовлетворительного уровня совместимости и взаимодействия».

Этого как раз сильно не хватает правительствам «постарше». Во Франции некоторые части госаппарата сформировались еще во времена революции… Поэтому начало с чистого листа, как это было в Эстонии, может оказаться серьезным преимуществом:

«Да, по сравнению с Францией нам было проще, потому что у нас не было старой инфраструктуры».

Это даже не считая, что поддержание таких структур может оказаться настоящей бездонной ямой, как во Франции, так и в других странах:

«В странах ОЭСР более трети расходов в сфере электронного правительства идет на поддержание старых систем».

То есть, Франция здесь не одинока. Как бы то ни было, Линнар Виик отмечает, что «по сравнению с другими европейскими государствами» в сфере управления прослеживается особый «французский путь». «Он не слишком ориентирован на взаимодействие с внешней средой. Франция — большая страна, у которой есть значительные ресурсы в плане знаний и навыков, а также добившие успехов в технологической сфере предприятия».

Сотрудничество частного и государственного секторов

Эта самая «внешняя среда» может относиться как третьим странам, так и предприятиям. У нас до сих пор нет электронной подписи (в этой балтийской республике она уже давно стала обычным делом), потому что Франция «еще не подошла к тому моменту, когда правительство и/или предприятия полностью готовы перейти на модель информационного общества».

Во Франции практически нет традиции партнерства государственного и частного секторов, тогда как Эстония сделала на это главную ставку:

«Электронное правительство в Эстонии опирается на множество примеров плодотворного сотрудничества государственного и частного секторов. Если банки и правительство работают независимо друг от друга, это просто потеря энергии. Телекоммуникационные предприятие тоже должны сыграть свою роль, в том числе в таких областях как здравоохранение и образование».

Это касается, например, электронного паспорта, ключевого элемента эстонского электронного правительства, который разработало государство совместно с телекоммуникационными компаниями.

Что касается чудодейственного решения для более старых правительств, его попросту не существует. Линнар Виик подчеркивает иллюзорность мысли о том, что переход на новые информационные технологии может стать залогом эффективной работы. «Первое что я понял, когда начал учиться, это то, что формирование производительной цифровой структуры с опорой на неэффективную инфраструктуру ведет лишь к ненужным потерям энергии. Информационные системы являются своего рода лупой: если основа плохая, то и результат будет катастрофическим».

Что это, тонкий намек на тот хаос, что породила возможность электронного голосования для находящихся за границей французов во время последних выборов? Воспоминания об этой неудаче тем горше, что наши эстонские друзья совершенно спокойно голосуют таким образом еще с 2005 года…


http://samaratoday.ru/news/144341